Get Adobe Flash player

Два этих подхода к застройке - идеологические противники. Оба пытались решить одну и ту же проблему: создание комфортной среды для жизни. Оба справились не очень хорошо.

Для начала нам с вами надо вернуться на 100 лет назад. И не в Россию или США, а в Германию. В 1919 году была открыта знаменитая школа Баухаус, первый директором которой был Вальтер Гропиус, чьи идеи о свободном творчестве и симбиозе технологии и дизайна импонировали образу свободного пролетария, кующего свой характер и разум. Он был  одним из тех, кто первыми высказал мысль, что многоэтажная застройка создает среду для взаимодействия соседей, общения, обмена идеями, а также высвобождает землю для общественных пространств. И могу сказать, что его идеи нельзя назвать неправильными. Пешая доступность до всех социальных объектов. Минимизация временных затрат на перемещение до работы. Решение проблем инсоляции (при правильном размещении зданий по сторонам света). Увеличение горизонта обзора при сохранении предложенных им пропорций размещения зданий и парковых зон.

Архитектур и дизайнер рассматривались в концепции Гропиуса ни как создатели уникальных, неповторимых зданий, а, в симбиозе с инженером, как творцы высокотехнологичных, функциональных и, что не маловажно, красивых модульных составных частей, из которых можно, как из конструктора, создать несколько видов различных зданий, которые будут соответствовать всем оговоренным выше принципам. Кстати, отмечу, что таких же идей в дизайне и творчестве придерживались художники-конструктивисты, например, Кандинский, который был несколько лет был профессором Баухауса, и чьими работами вдохновлялись авторы нового туристического бренда России. Но это я отступил немного в сторону. Продолжим. Идеи Вальтера Гропиуса были не признаны в Германией Национал-социалистической немецкой рабочей партией в связи с их "дегенеративностью" и создатель школы был вынужден эмигрировать в США, где продолжал преподавать в Гарварде, если я не ошибаюсь.

До эмиграции Вальтер Гропиус был участником нескольких архитектурных конкурсов в СССР. В частности, его проект был представлен на конкурс Дворца Советов на месте Храма Христа Спасителя.

Вот такая красота могла бы сейчас украшать центр Москвы (проект не Гропиуса):

Обмен идеями и мнениями шел между так называемыми "новыми архитекторами", к которым относился Гропиус и др. (Нойтра, Мендельсон) и строителями "нового общества", к которым относили себя коммунисты. Концепция панельного домостроения, которая не только перекликалась с виденьем нового прогрессивного человека, но и могла решить проблему нехватки жилья в условиях перетока населения из деревни в город, а также строительства новых городов вокруг производств, захватила сперва умы архитекторов-модернистов в СССР, а затем и руководителей страны. Но, как это часто бывает, реализация отличалась от концепции. Гропиус ставил во главу угла среду и общественные пространства, основной же проблемой СССР была нехватка квадратных метров. Каркас идеи остался: пешая или близкая (не больше 3 остановок) доступность работы, школа и детский сад для района (привязка к месту жительства, по-моему, до сих пор существует), наличие клуба или дворца культуры и т.д., но общественные пространства строились по остаточному принципу, часто не для людей, а потому что они должны быть. Без адаптации к особенностям местности. Проекты копировались и тиражировались. В пост-советское время благоустройство и общественные пространства и вовсе стали обременением застройщика, прописанным законодательно. Первоначальные идеи забылись. Требования стали частью правил, а правила, как вы знаете, у нас любят и умеют обходить. Так мы получили страну панельных коробок.

Теперь попробуем перенестись в США. Крупные города, такие как Нью-Йорк и Чикаго, стали застраиваться небоскребами в конце 19 - начале 20 вв. Это период изменения технологии, когда для строительства высотных зданий стали использовать стальной каркас, который позволил получить необходимую прочность и устойчивость. Все эти здания были офисными и к жилищному строительству не имели никакого отношения. США только начинает завоевывать статус мирового финансового и торгового центра. Жизнь же простых американцев протекает либо в окраинных трущобах,

либо на фермах. Конечно, деление не такое однозначное. В центре городов есть жилые дома на несколько этажей, по-прежнему сохраняется индивидуальное архитектурное домостроение, но большинство населения живет именно так, как я написал выше. Никакой массовой жилой застройки не ведется вплоть до середины 40-х годов. Конец 20х - начало 30х прошли под давлением Великой Депрессии, 40-е ознаменовались началом войны. Именно она и изменила подход американцев к жилому домостроению. Мечта многих поколений о своем домике, где они могут доживать старость, в спокойствии и умиротворении качаясь на кресле-качалке, реализовалась благодаря закону, который Рузвельт подписал в 1944 году. Так называемый "Солдатский закон" давал ветеранам Второй Мировой беспрецедентные льготы, в том числе практически беспроцентный долгосрочный кредит на приобретение собственного жилья. Стоит отметить, что США были одной из немногих стран, которые выиграли от ужасов Второй Мировой. Это не упрек, а лишь констатация факта. Торговля велась со всеми сторонами конфликта, при этом в стране, в связи с их расположением, не пострадала ни инфраструктура, ни промышленность.

Благодаря закону Рузвельта в США начинают появляться первые, расположенные в чистом поле, загородные жилые комплексы. Идея стандартизации и здесь не прошла стороной. Стандартизированная застройка, будучи максимально экономичной, хорошо прижилась на капиталистической почве. Компания-застройщик, которая построила первый такой жилой комплекс на Лонг-Айленде, на пике производительности вводила в эксплуатацию один дом в 20 мин. Цифра, конечно, средняя, но масштабы впечатляют.

Надо понимать, что крупные города, будучи центром активной жизни, также как и в СССР, стали жертвами перетока сельского населения и (это уже индивидуальная особенность США) мигрантов. В условиях спада масштабов производства после завершения войны необходимость в неквалифицированном труде сильно снизилась, что привело к росту преступности. Как следствие, загородное жилье стало символом безопасности и стало еще более популярным. Так Америка стала еще более одноэтажной. Это также привело к множеству проблем, в частности, к повышенному чувству одиночества, пробкам, депрессивным состояниям (не даром центром почти любого кинговского романа выступает "маленький город", и не зря кино-хорроры часто разворачиваются внутри дома с 3 спальнями и 2 санузлами).

В заключение скажу, что современная архитектура и урбанистика отходят и от стандартов американского домостроения, и от типов застройки, предложенных в СССР. Похоже, что идеи Гропиуса возрождаются, модернизированные, адаптированные под современный уклад жизни, а самое главное - верные своим базовым принципам. Во главу угла ставится человек и его потребности к саморазвитию и самореализации. В России это пока трудно заметить, но международный опыт обсуждается на самом высоком уровне.

Комментарии доступны только зарегистрированным на сайте

Посетители

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня1559
mod_vvisit_counterВчера2505
mod_vvisit_counterНа прошлой неделе6552
mod_vvisit_counterВ прошлом месяце22162
mod_vvisit_counterЗа все дни2857102

Время

Ulti Clocks content
Rambler's Top100 Create a free website